Иорданская долина

Река Иордан берет начало у горы Ермон и течет на юг через озеро Хуле (в настоящее время почти высохшее) в Галилейское море. От Галилейского моря Иордан продолжает свой путь дальше на юг и устремляется в глубокую долину с крутыми, обрывистыми склонами. Река еще более углубила дно и образовала как бы «долину в долине» — узкую, извилистую, с высокими густо заросшими берегами. Можно представить, как трудна была переправа через Иордан, пока не построили современные мосты.
Иорданская долина — тектоническая впадина. Ее склоны следуют за разломами в земной коре, которые идут к Мертвому морю и дальше через впадину Аравы до Акабского залива. Именно благодаря этому долина столь глубока. Берег Мертвого моря на 388 метров ниже уровня моря. Ширина долины — 15-20 км, но по ней не проходит ни одна дорога. Одна из причин этого — сильно пересеченный, из-за Иордана и его притоков, характер местности. Другая причина в том, что летом в долине стоит удушливая жара, и путешественники предпочитают здесь не задерживаться, устремляясь в более прохладные горы.

На восточном  берегу Иордана, тоже горы, только повыше. Их влажные склоны — замечательные пастбища для овец и крупного рогатого скота, разводившегося моавитянами. Было время, когда моавитский царь отдавал Израилю в качестве дани100 тысяч баранов и шерсть от 100 тысяч овец ежегодно (4 Цар.3:4). Горы поднимаются от высоты 600—700 м (восточнее Галилеи) до почти 2000 м (к югу и востоку от Мертвого моря). Чем выше горы, тем больше выпадает осадков, превращающих всю Трансиорданию в плодородный край.
Земледельцы Васана и Галаада, пастухи Моава, богатые купцы Эдома были сильными соперниками израильтян. Но глубокое иорданское ущелье спасало Израиль от вторжений с востока, почти полностью отделив друг от друга эти две близкие и очень похожие области.
Такова была страна, которую Бог избрал для Своего народа и куда послал Своего Сына, — она не выделялась среди других богатством или важным стратегическим положением. Просто клочок земли — бесплодный, выветренный, каменистый. Но ни за одну другую страну не велось, наверное, столько войн, как за эту.