Проповедь в Неделю 34-ю по Пятидесятнице, по Богоявлении

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Короткое Евангельское чтение, дорогие братья и сестры, предложенное Святой Церковью в сегодняшний день, повествует о необходимости покаяния, потому что приблизилось Небесное Царствие. В этом призыве, обращенном к каждому христианину, есть Божественное слово, которое стучит в сердце, предполагая, что всё естество и ум человеческий откликнутся на этот призыв, и всякий, слушающий это слово, не останется безучастным к Божественному глаголу.

Мы с вами все умрем. Ни одного из присутствующих здесь или не пришедших сегодня в храм эта чаша не минует. Но сколь безучастен бывает человек к этому призыву! Бывает, Божье слово настолько не проникает в наше сердце, настолько не тревожит нас, что человек безучастен к тому, что Бог кричит ему. Этот крик всякий раз раздается в сердце, но если человек не ведет духовной жизни, или же имеет несистемный подход к тому, что мы именуем внутренним деланием, то он не откликнется. Он обесценит этот Божественный подвиг, который дан Христом примером для жизни каждого из нас.

Мы с вами несколько дней назад (а ныне неделя по Просвещению, то есть по Крещению) слышали о том событии, которое имело отношение к факту принятия Богом на Себя всей грязи, всех грехов каждого живущего в этом мире человека. Но мы с вами можем быть совершенно неблагодарными Богу за это. Взяв на себя нашу грязь, показывая нам пример доброделания, свободно и добровольно ожидает от человека Господь ответа на этот призыв.

Он не требует взамен подвига Своего подвига и от человека – Он ожидает его добровольного и свободного участия, дав нам столь многое, что мы обесцениваем нашими греховными действиями. Он ожидает с кротостью и тихим спокойствием, когда мы откликнемся. Трудно бывает нам от кого-то ожидать с тишиной и миром того, чего мы требуем. Мы порой самых близких не желаем терпеть и их маленьких недостатков, мы впадаем в состояние одержимости гневом раздражения и прочими соблазнами, втекающими в наше сердце. А здесь всемогущество Божие, которое может нас уничтожить, смиряется перед тем человеком, который говорит: «Да, я хочу раскаяться!» Но никогда насильно Господь этого не сделает, потому что понятие покаяния напрямую сопряжено с тем даром Божиим, которое Господь дал каждому из нас: даром свободы воли и свободы выбора.

Так происходит в современном мире: люди, остывая в вере, Бога из своей жизни изгоняют. А вместе с Ним изгоняют и покаяние, потому что невозможно человеку нераскаявшемуся вместить ни подвига Христа, ни призыва к тому, что необходимо измениться, ибо слово «покаяние» (а по-гречески – «метанойя») обозначает изменение человека. Покайся и изменись! Потому что Небесное Царствие приблизилось. Оно, по слову Святого Писания, начинается в нашем сердце. Именно в сердце находится незримая дверь в Божественный Рай. И когда раскаивается человек в содеянном им – тогда дверь эта отверзается и Бог входит в наше сердце, наполняя его миром, радостью и покоем. И это уже состояние, предвосхищающее то состояние, которое испытает человек, вошедший в Небесный Чертог.

Нас призывает Господь здесь начать учиться испытывать это состояние, приближаясь к главной цели, к той заветной цели, которая обозначена в Новом Завете: «Прежде ищите Царствия Божьего и правды его, и всё остальное вам приложится». Но живет человек так, как будто прежде нужно искать всего иного, а Царствие Божие как-то ему приложится. В этом безрассудстве, в этом состоянии духовной одичалости человек совершает страшные преступления. И самое ужасное из них – это состояние, когда он оставляет своего Бога.

Мы читаем у Святых Отцов о понятии богооставленности. Неужели Бог кого-то когда-то оставляет? Нет. Человек, совершая беззаконные деяния, рвет свои отношения с Богом, лишает себя божественной правды, божественной благодати, силы, и впадает в состояние разрушения своей личности, а вместе с тем и тела своего, потому что грех подтачивает здоровье. Ропщет такой человек на Бога, что Бог его наказал и чего-то лишил: ума, имущества, друзей, семьи, уважения. Бог предлагает человеку восстановиться, пройти духовную диспансеризацию, совершить духовный рентген, сдать духовные анализы, посмотреть в историю духовной болезни и начать лечиться. И первой ступенью к этому является покаяние: если его нет, если нет участия в таинствах – тогда невозможно человеку в том, к чему призывает его Господь, обрести мир, радость и тишину.

Это не праздные слова, это Божественный глагол, это завет Небесного Отца к каждому стоящему здесь и ко всякому живущему в этом мире. Ибо этот призыв Нового Завета – «Покайтесь!» – обращается к человеку уже много веков. И когда там, в том мире, в той реальности неземной, перед человеком вдруг предстанет вся его жизнь, когда она будет вся быстро прокручена перед его мысленным взором, тогда он увидит те различные события и ситуации, в которых Бог всякий раз звал его: «Покайся!», а человек не отвечал. «Начни!» – а он не начинал. «Приди!» – а он не шёл. Страшная горечь… в Священном Писании сказано: скрежет зубовный. В мире духовном нет телесного, но когда больно человеку, он порой зубами скрежещет. И неугасаемый огонь – это всё образы, которыми евангелисты предполагают нам как-то представить себе состояние той пустоты, той боли, того страдания, которое испытает человек за гробом, если здесь сознательно не стал на путь покаяния. Пока человек своих грехов не увидел, он не может покаяться, а пока он не покаялся, ему не будет прощён грех, – но не потому что Бог жадный (а ведь некоторые до такого кощунства доходят, обвиняя Бога в разных грехах). Нет, Бог милосерден – это скуден человек, который по неразумию своему мешает Богу помочь себе, каждому из нас. Помочь достичь состояния, которое уже здесь введёт человека в пространство предощущения Небесного Рая. Если этого не делать человеку, если к покаянию не стремиться, – тогда приближается к нам ад.

«Не кайся, – восклицает дьявол, – ибо приближается к тебе геена огненная и бездна адская».

Если не раскаивается человек в своих грехах, если не стремится к таинствам Церкви и не участвует в покаянном порыве к Богу, если не соединяется с Ним в тех таинствах Церкви, которые предлагаются каждому для свободного и добровольного участия, – тогда всё больше преддверие ада начинает открываться в жизни такого несчастного, отравляя всё существование и ему самому, и его близким.

И крайние формы этой духовной одичалости – они перед нашим взором. Вчера пришёл человек, плачущий о семье, которая рушится. Он состоялся в этой жизни как человек, получив от Бога очень многое: здоровье, красоту, семью, таланты, имущество, возможности. Недавно, несмотря на финансовые проблемы, он с семьей отдыхал за границей, то есть имел такую возможность. Всё это он получил от Бога, как и многое другое. Почему же рушится его семья? Потому что он про Бога забыл! Почему его жена находится в страшном состоянии сейчас? Потому что она про Бога забыла. Что хочется человеку в этот момент? Быстро решить проблему. Быстро! Чтобы снова так же жить. Пользоваться данным от Бога, по максимуму брать: ведь он столько получил!

Да ведь понятие «отдавать Богу» – оно очень условное, потому что, вступая на путь христианской жизни и начиная учиться искусству покаяния, сам человек приобретает для себя духовную пользу. Это не Богу нужно – это нужно мне, чтобы обожиться, чтобы измениться, исправиться, стать другим. А иначе на очевидные вещи человек смотрит совершенно иным образом. Он мучается, не спит порой, его травит лукавый дух мыслями. И эти мысли принимает за правду человек, и сам мучается, и других мучает, истязает ближних и себя самого. Это ли не преддверие адской муки? Когда вот она – радость, вот она – милость Божия, вот она – благодать, совсем рядом: приди и черпай! Возрадуйся и возвеселись!

Нет: скручивая человека, дьявол лишает его способности правильно понимать происходящие события. И различные образы, и страшные перспективы, и лукавые лабиринты, которые устраивает нечистый дух, оскверняют жизнь человека. И мучает его демон, и страшно бедному ему, и вот, казалось бы, только сделаешь шаг – и всё изменится, но без самого человека никто за него его не сделает, этот шаг.

И вновь, и вновь звучат слова Священного Писания о покаянии, о призыве к Небесному Царствию, к свободному и добровольному ответу: «Господи, вот он я!» Как когда-то воскликнул Авраам на призыв Бога пойти и в жертву принести сына своего Исаака: «Вот он я, Господи!» Богу жертва Авраама была не нужна, а вот послушание Авраама было нужно: посмотреть, кого я слышу, кто для меня авторитет, в какую гору я поеду, побегу сразу, быстро, оставляя все.

Если сейчас перед своим сердцем поставить некоторые земные блага, к которым призывают человека внешние обстоятельства, и сказать: «Срочно беги! Твоё имущество в опасности!» – бросит всё человек, в выходной ли свой день, на одре болезни находясь, испытывая трудности. «Сейчас потеряешь жилплощадь, утратишь работу и средства к жизни!» Встанет человек и пойдеёт, если в состоянии хоть немного двигаться. А здесь?

– Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие!
– Ну, когда это ещё будет?..

Сейчас! Сейчас, ибо самый главный день в жизни – это тот, который ты переживаешь сейчас. Поскольку завтра тебя может уже не быть, и ты не сможешь Богу сказать: «Ты не предупредил меня, Господи! Я не знал». Всё сказано, много раз сказано, предложено, оказана поддержка, все условия созданы. Только сделай движение и начни осваивать искусство! Нет, силы на другое тратятся, огромные силы, много часов, много дней, жизнь тратится на иное, и входит в иное царство человек, соединяясь с другим духом, не со святым. И мучается, и страшно ему, но никто кроме этого человека за него не сделает шаг.

А призыв продолжает звучать! Идут годы, века, а он звучит, и, Слава Богу, есть те, кто откликаются на него. Поэтому радуюсь я, дорогие братья и сестры, что вы в храме, что вы слышите, что вы готовы внимать и трудиться. Ибо если бы было иначе – вы бы спали. А вы здесь. Вы бы не пришли – а вы собрались. Хотя некоторые, конечно, опоздали, но дошли…

Радуюсь вместе с вами и всех вас сердечно поздравляю с Воскресным днём и Попразднством великого христианского праздника Крещения Господня!

Аминь.