Покаяния отверзи ми двери

«Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!» Задумывались ли вы когда-нибудь над этими словами, почему надо просить Бога, почему надо поджидать и долго, чтобы отверзлись двери покаяния?

Чем заперта эта дверь, которую надо открыть? Самим Богом она закрыта наглухо, заперта многими, многими замками, и я, размышляя о сем в худоумии моем, нашел только четыре замка, а других не нашел еще.
Какие же движения нашей души, как замки, запирают эту дверь? Первый и самый тяжелый замок, заржавленный, совсем заржавленный, крайне туго открывающийся, — это неверие.

Скажите, разве может покаяться в грехах своих человек, который не верит в существование Бога, не верит в загробную жизнь, во мздовоздаяние за грехи наши, который отвергает и самое понятие греха, ибо говорит он, что нет греха, ибо нет свободной воли человеческой; говорит он, что все поступки определяются не свободной волей нашей, а теми условиями, в которых мы живем, той средой, которая окружает нас, теми экономическими и политическими условиями, которые определяют поведение наше, поступки наши.
Кто так думает, тот не верует в Бога; кому чуждо покаяние во грехах, кто не верит в загробную жизнь, не верит в существование диавола и сетей его, такой может ли вступить на путь покаяния, может ли открыть этот самый заржавленный замок?
Нет, не может, никак не может. И этот замок не откроется для того, кто не верит в Бога, в бессмертие души, в вечную жизнь, в правду Божию и в возмездие за деяния наши.

Надо, чтобы всесильная благодать Божия коснулась такого закоренелого в неверии сердца, чтобы подвигла его на путь покаяния. Но и это бывает, и этот самый тяжкий замок отпирается иногда Божьей милостью, Божьей благодатью, а вовсе не стараниями самого неверующего. Умеет Господь обращать к Себе и самых закоренелых в неверии людей.

Второй замок тоже тяжелый, тоже заржавленный — это гордость, ибо чтобы начать путь покаяния, надо сознать свое греховное недостоинство, надо низко опустить высоко поднятую голову, надо смириться перед Богом, а к смирению гордый неспособен.
Как это он, властный, сильный человек, обладающий большим умом, свободой действий, будет каяться — нет, не будет этого, не будет никогда! И гордые на путь покаяния не вступают, в гордости своей они погибают, ибо сказано, что Бог гордым противится, тот не будет с Богом, Бог только смиренным дает благодать.

Третий замок, который нашел я, — это самолюбие, а самолюбие весьма близко к гордости, это гордость в меньшем масштабе.
Самолюбие не терпит никакого укора, никакого обличения, никакого указания на свои грехи, свои ошибки. Самолюбивая душа отвергает все это, а если отвергает, если укоренилась в высокомерии своем, в своем самолюбии, может ли вступить на путь покаяния, открыты ли для нее двери покаяния? Нет, нет.

А четвертый какой нашел замок? Наш стыд: людям стыдно каяться, стыдно признаться в своих грязных делах, в своей плотской нечистоте, в духовной нечистоте своей.

Знаете вы, что и малые дети очень упорно не сознаются в своих проступках, усиленно отрицают вину свою, когда допрашивает их мать: стыдятся они, что сделали что-нибудь дурное. И молчат они, не каются они, упорствуют они. И вдруг градом покатятся слезы из глаз детских, и в рыданиях произнесет слова раскаяния, признается матери, что сделал нехорошее.
Вот это покаяние, и только те, кто не заражен неверием, гордостью, самолюбием, кто не стыдится принаться в своей нечистоте, только те могут вступить на путь покаяния. Тогда Бог отверзает пред нами двери покаяния благодатной силой Божественной, ибо слышали вы в нынешней притче о блудном сыне, что когда пришел он в себя, отправился с покаянием к отцу. Отец уже издали, увидев его идущим, поспешил навстречу ему.

Этот отец знаменует Самого Отца Небесного, и как этот отец блудного сына уже издали заметил его, так и Небесный наш Отец, Всемогущий Бог, зорко усматривает первое движение покаяния в сердце человека и спешит на помощь, спешить открыть пред ним двери покаяния.

Когда же мы вступаем на путь покаяния, когда в сердце рождается сознание необходимости покаяния, когда впервые узрит нас Отец Небесный и откроет пред нами двери покаяния? Тогда, когда мы, подобно блудному сыну, придем в себя. Ибо сказал Господь, что этот несчастный блудный сын, дошедший до глубины падения, дошедший до жизни в обществе свиней, до тяжкого голода, пришел в себя.
Что значит прийти в себя? Вы знаете, что приходят в себя люди, в болезни потерявшие сознание, приходят в себя люди угоревшие. Они точно внезапно просыпаются, происходит с ними то, что бывает с человеком, заблудившимся в лесу: идет и идет человек в лесных дебрях, думая, что идет по правильному пути, и вдруг поймет, что заблудился, что не найти ему дороги, и заплачет, и попросит у Бога помощи.

Вот так надо, чтобы было и с нами, ибо подобно тому, как пробуждаются люди больные, потерявшие сознание в болезни своей, и мы тяжко болеем грехами, валяемся в нечистоте, в грязи.

Надо, чтобы мы поняли, чтобы вдруг познали, что идем не по тому пути, по которому надо идти, что мы заблудились, что находимся в темнице, во власти диавола, врага нашего спасения.

Надо, чтобы вспомнили слова псалма Давидова: «Изведи из темницы, душу мою исповедатися имени
Твоему..». Надо, чтобы мы поняли, что мы в темнице, что мы вовсе не на свободе; надо, чтобы душа наша возопила к Богу: «Изведи, изведи из страшной греховной темницы душу мою, ибо хочу я исповедаться имени Твоему».

Вот тогда и только тогда, когда наступит внезапно резкая перемена в сознании нашем, в сердце нашем, только тогда, когда, оглянувшись на прошлое, увидим, что шли по пути нечестия, по пути заблуждения, что находимся в сетях диавола, надо, чтобы тогда начали мы наше покаяние. Вот тогда отверзет нам Податель жизни двери покаяния, хотя и закрыты они на много замков, которые сами своими усилиями отпереть не можем. Надо, что возопили мы: «Покаяния двери отверзи ми, ЖизнодавчеГ. И когда возопим, откроет Господь для нас эти двери покаяния, тогда скажем: «Утренюет во дух мой ко храму святому Твоему».

Тогда будем вправе произнести эти слова. А что значат эти слова, чей дух утренюет ко храму святому Божию? Дух такого человека, который остановился, опомнился, увидел, куда идет, увидел бездну погибели, лежащую пред ним, и дух свой направил совсем в другую сторону, ко храму Бога Святого, туда, где хранятся дары благодати.

Не будет он спать поздно, как ленивые делатели, не забудет о своем спасении. Он будет утром рано вставать, когда жизнь еще не начинается, он дух свой в самые ранние часы направит к Богу, он будет стремиться к храму, будет постоянно, постоянно ходить в храм Божий, будет искать там благодатной помощи против грехов своих — и найдет, и получит помощь.

Он возопит к Пресвятой Богородице: «На спасения стези настави мене, Богородице, студными бо опалих душу грехми…». И Пресвятая Богородица, наша всеобщая Небесная Мать, тотчас поспешит ему на помощь.

В тяжком сокрушении сердечном возопит он: «Множество содеянных мною лютых помышляя окаянных трепещут, страшного дне судного, но наделся на милость благоутробия Твоего, яко Давид вопию Ти: помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей».

И если затрепещет его душа, если сознает, как студны, как постыдны дела его, будет спасен святым покаянием, и примет его в Свои обители Небесный Отец наш, как принял блудного сына его земной отец.

И будет радость великая на небе об одном грешнике кающемся, будет такая радость, такое празднование, как было при возвращении блудного сына к отцу. Велел отец заклать упитанного тельца и устроить пир, велел принести лучшие одежды и золотой перстень на руку его.

И это все в нашей власти, надо только, чтобы мы стали на путь покаяния, чтобы сознали нечистоту сердца своего и возопили к Богу: «Покаяния двери отверзи ми, Жизнодавче, утренюет бо дух мой ко храму святому Твоему». Да подаст же вам Отец Небесный Свою всесильную Божественную помощь в трудном деле покаяния.

Аминь.
/Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий)/