ЛАМЕХ

О, как уподобился я древнему убийце Ламеху, убив душу, как мужа, ум – как юношу, и подобно  убийце Каину – тело мое, как брата, сластолюбивыми стремлениями.

Ламех, один из потомков Каина, опозорил себя убийством мужа и юноши, о котором поведал своим женам (см. Быт. 4:23). Но ему не удалось убить их так, как убил Каин, который не встретил сопротивления Авеля. Сам Ламех получил жестокие побои, следы которых – раны – остались на его теле. Это было причиной того, что Ламех рыдал, когда говорил женам о совершенном им убийстве, т. к. боль от побоев была очень чувствительна для него. Но чем естественнее это чувство в Ламехе, тем непонятнее отсутствие его в том человеке, который совершает подобное преступление в отношении себя самого.

Убийце Ламеху уподобляется каждая душа злыми делами (злодействы), поражающими насмерть тело. Привычка к грехам убивает в душе чувство боли, производимой ими в совести; убивает саму совесть, совсем заглушая ее обличительный голос, подавляет страх суда Божия.

Человек, преданный неумеренным чувственным наслаждениям (безсловесным стремлениям), убивает самого себя по душе, по уму и по телу. Душу он убивает в том смысле, что она становится нечувствительной к своему позору, к своему нравственному уничижению, походя в этом отношении на бездушное, лишенное чувств существо. Ум убивает он тем, что подавляет в нем приемлемость к учению истины. Тело он убивает тем, что расстраивает его здоровье, сокращает его жизнь.

Во всех этих случаях мы так же безжалостно поступает по отношению к себе, как Ламех безжалостно убил взрослого мужчину и юношу, а Каин - родного брата.