31.03.2014 О молитве

В Священном Писании о молитве упоминается более 240 раз. Обращение к Богу в любой жизненной ситуации всегда было привычным для человека. Слово «молить, молиться» произошло от праславянского глагола «modliti», он близок к греческому прилагательному «malthakos» (мягкий, нежный) и древнесаксонскому «mildi» (мягкий, добрый милостивый) и имел основное значение – делать кого-либо мягким, добрым. Молитва истинно молящемуся, по определению преп. Иоанна Лествичника, есть суд и престол Судии прежде страшного суда». Свт. Филарет Московский (+1867) сравнивал молитву с магнитом, который привлекает благодатную и чудодейственную силу.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский сравнивает молитву с зажигательным стеклом: «Зажигательное стекло, когда зажигает дерево или бумагу, когда мы наведем его на предмет так, что лучи солнечные, сосредоточенные в фокусе стекла, все сосредотачиваются в одной точке зажигаемого предмета, всею своей совокупностью действуют на него, и таким образом, как бы всё солнце в уменьшенном виде помещается в предмете. Так и в молитве, тогда наша душа согревается, оживляется и воспламеняется умным Солнцем – Богом, когда умом своим, как зажигательным стеклом, мы наведем на сердце, как на духовную точку в нашем существе, это мысленное Солнце, и когда Оно будет действовать на сердце всей Своей простотой и Своей силой».

Эти сравнения наводят на мысль, что молитва – это состояние духа. Но тогда получается, что стоять перед иконой и класть поклоны – совсем не молитва, а только приём; читать молитвы на память или по книжке – тоже не молитва, а способ её возбуждения. Признаком молитвенного делания служат благоговейные чувства к Богу.

Св. Иоанн Златоуст говорил: «Не ограничивайся одним известным временем дня. Слышишь, что говорит? Во всякое время приступай к молитве. Беспрестанно, говорит, молитесь. Не слышал ли ты о вдовице, как она победила (судию), благодаря своей настойчивости? Не слышал ли, как один друг в самую полночь крепко молил и умолил (своего друга)? Не слышал ли и о хананеянке, как она своей неотступной просьбой возбудила к себе участие Владыки? Эти люди достигли цели настойчивостью… Нужно молиться непрестанно с бодростью духа». Отсюда и цель молитвы – постоянно держать в себе память о Боге.

По мнению прп. Исаака Сирина (+ок. 700), молитва включает все действия человека, совершаемые с мыслью о Боге. Однако для него самого здесь нет ничего необычного и странного: «Надо нам знать, что всякая беседа (с Богом), совершаемая втайне (внутренне), всякое попечение доброго ума о Боге, всякое размышление о духовном устанавливается молитвой и нарицается именем молитвы, и сюда входят различные чтения, славословие Богу, заботливая печаль о Господе, телесные поклоны или псалмопение в стихословии, или всё прочее, что составляет всё учение чистой молитвы, от которой рождается любовь Божия, потому что любовь от молитвы…».

Святой Феофан Затворник предлагает приемы подготовки к молитве и её совершению. Нужно отвлечься от земных дел и предметов, постоять немного, походить, отрезвить мысль, подумать о том, кто я и кто Тот, к Которому я намереваюсь обратиться с молитвой. Чрезвычайно важно настроить себя так, чтобы произносить слова молитвословий с благоговением и страхом Божиим в сердце. Начав же молиться, пробуй сопровождать молитву покаянным чувством, без которого молитва как мертвый выкидыш. А еще хорошо мысленно ставить себя на суд Божий. Если же молитва стала поспешной, то надо напрячься и проследить, чтобы ни одно слово не произносилось без сознания смысла и, насколько возможно, чувства. В борьбе с поспешностью предлагается следующий прием. Старайся вниманием быть в сердце и больше нигде, потому что от слабости внимания ум удаляется из сердца, где он должен быть во время молитвы, и теряет память Божию, а без внимания нет молитвы. Бывает и так, что молитва не идет на ум, тогда ненадолго её можно отложить. Но если и потом не идет, то надо силой заставлять себя исполнить свои молитвы, напрягаясь, понимать произносимые слова, чтобы прочувствовать их. Опытные молитвенники рекомендуют краткие и частые молитвы. Они лучше и дольше поддерживают молитвенное настроение.

«Для того надо часто, но кратко молиться, – говорит преп. Иоанн Кассиан Римлянин (+435), – чтобы враг-наветник не смог всевать что-нибудь в наше сердце. Это – истинная жертва, потому что жертва Богу – дух сокрушенный (Пс. 50, 19)». Святой Феофан Затворник говорил: «Средство к тому – краткая молитовка, непрестанно в мысли повторяющаяся: «Господи, помилуй»… Сидя, ходя, делая что или говоря, при всяком случае и во всякий момент, держите в мысли, что Господь близко, и взывайте к Нему из сердца: «Господи, помилуй!».

Хорошо взывать к Богу многократно в течение дня, в каждом конкретном случае: в начале дела – «Господи, благослови», в конце дела – «Слава Тебе, Господи», страсть обуяла – «Спаси, Господи, погибаю», в смущении – «Изведи из темницы душу мою», грех влечет – «Наставь меня, Господи, на путь», находит отчаяние – «Боже, милостив будь мне грешному» и так далее.

О молитве своими словами учит и св. Иоанн Кронштадтский: «Хорошо иногда на молитве сказать несколько своих слов, дышащих горячею верою и любовью ко Господу. Да, не всё чужими словами беседовать с Богом, не всё быть детьми в вере и надежде, а надо показать и свой ум, … притом же к чужим словам как-то привыкаем и хладеем. И как приятен бывает Господу этот наш собственный лепет, исходящий от верующего, любящего и благодарного сердца: пересказать нельзя… Не допусти, чтобы молитва испарилась и от нее остались только сухие слова, но да дышит она теплотою духа, как влажный и теплый хлеб, вынутый из печи».

Ну, а что делать, если молитвы в том виде, в каком мы просим, не исполняются? Обычно причины люди видят в том, что мы просим Бога без усердия, как бы мимоходом, и еще потому, что наши прошения часто похожи на прошения змеи и камня (Мф. 7, 9-10). Нам кажется, что мы действительно просим реальных вещей, а на самом деле требуем от Бога исполнения наших иллюзий. Между тем, как молитва исполняется ровно в той мере, в какой к прошению был приложен молитвенный труд.