Домой            Французская версия            E-mail Содержание
Web-сайта:


1500-летие крещения Франции

Церковный календарь православной Франции

*

Терновый Венец Спасителя

*

Преподобная Геновефа Парижская

Священномученик Дионисий Ареопагит

Святая равноапостольная царица Елена

Святой славный Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн

Преподобный Кассиан Римлянин

Святой Мартин Милостивый, епископ Турский

Святитель Ремигий Реймсский

*


Полезный адрес:

Диакон Николай Никишин,
Трёхсвятительское подворье Московского ПатриархатаДобавлено 05.01.2001
5, rue Petel,
75015 Paris – France
тел. (33 1) 48 23 27 10



Мощи сщмч. Дионисия Ареопагита в Париже

Фотографии:

  • Базилика Сен-Дени, где находятся мощи сщмч. Дионисия Ареопагита и иже с ним пострадавших

Статьи:


*
Содержание

Диакон Николай Никишин
«Свой на чужбине»

Икона сщмч. Дионисия Ареопагита Всегда приятно встретить “своего” на чужбине. Эта встреча может осуществиться не обязательно в нашем, текущем пространстве-времени. Радостное и светлое чувство появляется, когда узнаешь о славном пути соотечественника в прошлом. Его житие, его испытания и подвиги все равно оказываются нам близки и утешают нас.
Мы расскажем об удивительной судьбе нашего небесного соотечественника, священномученика Дионисия Ареопагита. Мы поведаем о той, французской, части его жития, на которую мы, живя в России, не обращали пристального внимания. Тем более, что его исключительное значение для христианской церкви во Франции, для становления французской монархии можно узнать и оценить только изнутри, свидетельствами французских историков и ревнителей памяти сщмч. Дионисия.
После разрушительной рационалистической критики эпохи Просвещения, после погромов “Великой Французской революции” о святом Дионисие здесь забыли. Во Франции, можно сказать, “отшибли память” не только интеллигенции, но, что более трагично, и народу. Но светильник нельзя утаить под спудом.

I

На севере Парижа, рядом с конечной станцией метро, находится храм-музей – базилика Сен-Дени. Она известна по путеводителям прежде всего как первый готический собор, положивший начало новому направлению церковной архитектуры, а также как усыпальница французских королей. Читая учебник истории, узнаешь, что с VII по XVIII вв. здесь был монастырь Сен-Дени (аббатство), значение которого для Франции, особенно с VIII по XVI вв., можно сравнить со значением Свято-Троицкой Сергиевой Лавры для России.

Храм, а позднее и монастырь возникли на месте захоронения святителя Дионисия, первого парижского епископа, и его соработников – священника Рустика и диакона Елевферия, завершивших свое земное служение принятием мученического венца.

История базилики является живым свидетельством как почитания французским народом своего отца по вере, так и непрерывного – в течение столетий – участия св. Дионисия в жизни Франции.

II

Хлодвиг, первый король франков, который принял христианство вместе с дружиной в 496 году, избрал Париж своей столицей главным образом вследствие почитания святого Дионисия. Это решение стало началом возвышения небольшого городка на острове Сите.

В грамотах французских королей, начиная с первой династии Меровингов, упоминания о святом Дионисие непременно добавляются фразой: “наш особенный покровитель”. Карл Великий, основатель Западной империи, говорил, что он удерживает королевство Франции исключительно Божией помощью, а также покровительством святого Дионисия. В 1120 году, в хартии Людовика VI, святому Дионисию был даже присвоен титул “вождь и защитник монархии”.

Венчание на царство французских королей происходило в Реймсском соборе. Однако в период царствования именно в базилике святого Дионисия хранились регалии – предметы, необходимые для коронации, как-то: корона, жезл, меч и перстень – символ союза государя с народом.

В базилике хранилось государственное знамя – орифламма. В XI-XIV вв. ни один военный поход короля не начинался без торжественного богослужения с выносом мощей трех мучеников и торжественным вручением орифламмы королю-военачальнику.

В 1593 году Генрих IV избрал базилику святого Дионисия для церемонии отречения от ошибок протестантства и для торжественного воссоединения с католической церковью.

Именно монахам свято-Дионисьевского монастыря было поручено вести великую летопись – официальную историю Французского государства.

III

В годы французской революции (“великой”) монастырь был закрыт, базилика разграблена. Гробницы были вскрыты, останки королей и их близких выброшены в яму и залиты негашеной известью. Многие надгробия были разбиты.

Но уже в 1802 году Наполеон вновь разрешил богослужения и даже приказал подготовить гробницу для себя и семьи. Однако ему не было суждено упокоится рядом со святым Дионисием.

После революции монастырь не возродился. Это связано прежде всего с глубоким духовным кризисом западного общества, с угасанием света веры, а не с отсутствием свободы. В монастырских помещениях образовалась Школа Почетного Легиона – Институт благородных девиц, родители и деды которых получили высшую французскую награду – орден Почетного Легиона.

Базилика стала государственным музеем, в котором отведено место католической общине для совершения богослужений. Обычно каждая вторая месса – на португальском языке. Это тоже проявление “духа времени”. Выходцы из Португалии, находясь на низшей ступени французского общества, составляют в настоящее время половину верующих в этой колыбели французского христианства.

IV

“Научный” анализ житий святого Дионисия утверждает, что о нем ничего достоверного не известно.

Если не знаешь, откуда человек, чем он замечателен, что он может сделать нам – его забываешь. В результате в храме пусто. Если в средние века люди давили друг друга в толпе, стремясь приложиться к ракам святых, то сейчас только экскурсовод указывает на них как на курьез и пережиток прошлого.

V

В этой омраченной обстановке одним из самых сильных впечатлений для православного сердца является древнее западное предание (восходящее к мнению Хилдуина, аббата монастыря Сен-Дени в IX в.), что святитель Дионисий, первый парижский епископ, является не кем иным, как Дионисием Ареопагитом. Да, именно тем Дионисием, о котором говорится в книге Деяний апостолов. Он будучи членом Афинского Ареопага, уже в преклонном возрасте стал учеником апостола Павла во время его пребывания в Афинах (Деян.17).

По свидетельству отца церковной истории Евсевия Кесарийского, Дионисий стал первым афинским епископом. Затем, повинуясь откровению, он оставил на афинской кафедре своего приемника Публия и пришел в Рим. И уже из Рима, по поручению римского епископа Климента, отправился с пресвитером Рустиком и диаконом Елевферием просвещать светом Христовым Галлию.

До VIII в. на православном Востоке не было сведений о подвиге святого Дионисия на Западе. Но известно, что патриарх Тарасий, узав об этом, прислал в 784 году в Галлию послов для более подробного ознакомления с западной частью жития святого Дионисия. Когда они вернулись в Константинополь с отзывом о достоверности, то Тарасий возвел афинскую епископию в ранг митрополии.

В IX веке будущий патриарх Мефодий уже составляет житие святого Дионисия на греческом языке, дополнив его преданием о мученической кончине святого Дионисия в Париже. Святитель Димитрий Ростовский составил жития святых на русском языке и использовал как греческие, так и латинские источники. В его “Житиях” под 3 октября мы найдем описание деятельности святого Дионисия в Афинах и его подвигов на Западе.

VI

Эта встреча с Православием не только по времени, но и по происхождению святых из Греции особенно удивительна, так как к отождествлению двух Дионисиев – Парижского и Афинского приходишь сквозь страсти трехвековой дискуссии церквей об апостольском происхождении.

Теперь о судьбе творений, приписываемых Преданием святому Дионисию Ареопагиту. По воле Божественного Промысла эти труды получили распространение в Восточной Церкви с VI века, а в Западной Церкви – только с IX века: в 827 году послы византийского императора Михаила Косноязычного привезли в подарок французскому королю Людовику Благочестивому полное собрание сочинений святого Дионисия.

Все великие средневековые западные богословы и философы вдохновлялись трудами святого Дионисия. Назовем только наиболее известные имена: Альберт Великий, Фома Аквинский...(Западные ученые-школяры подсчитали, что Фома Аквинский процитировал святого Дионисия более 1700 раз).

Приведем в заключение кондак священномученику Дионисию: “Небесная врата прошед духом, яко ученик до третьего небесе достигшаго апостола, Дионисие, неизреченных обогатился еси всяких разумом, и озарил еси во тьме неведения сидящие, тем же зовем: радуйся, отче всемирный”.


*
Содержание

Православное почитание сщмч. Дионисия в Париже

По календарю Католической Церкви день памяти святого Дионисия празднуется 9 октября. Православная Церковь отмечает его память 3 октября (16 октября по новому стилю).

19 октября 1997 года впервые за много лет в часовне базилики Сен-Дени, в которой покоятся мощи трех святых мучеников, православными христианами был совершен молебен. В нем участвовали представители двух православных юрисдикций. Румынский Патриархат представляли протоиерей Марк-Антоний Коста-дё-Борегар, настоятель храма святого Германа Парижского и преподобного Клодоальда в Лувсьене, и иерей Франсуа Фор, настоятель храма преподобного Кассиана Римлянина в Экс-ан-Провансе. Московский Патриархат представляли протоиерей Жерар дё Лагард, настоятель храма иконы Пресвятой Богородицы “Всех скорбящих радость” и преподобной Геновефы Парижской в Париже, диакон Иосиф Фуйёль, клирик того же храма, диакон Николай Никишин, клирик Трехсвятительского Подворья Московского Патриархата в Париже.

С тех пор православные молебны перед мощами сщмч. Дионисия Ареопагита и его сотрудников становятся по милости Божией доброй традицией.


*
Содержание

Был ли первым епископом Парижа святой Дионисий Ареопагит?

Существуют два взаимоисключающие друг друга предания относительно происхождения и личности святого Дионисия Парижского.

Первое, самое древнее, признавалось всеми без исключения за соответствующее действительности вплоть до XVII века. Вот что оно утверждает.

Святитель Дионисий, первый Парижский епископ, является не кем иным, как святым Дионисием Ареопагитом. Да, именно тем Дионисием, о котором говорится в книге Деяний апостолов. Он, будучи членом афинского Ареопага, уже в преклонном возрасте стал учеником апостола Павла – во время пребывания последнего в Афинах (Деян. 17). Оставив жену и детей, он три года был спутником первоверховного апостола.

По свидетельству основоположника в изучении истории Церкви Евсевия Кесарийского, Дионисий стал первым Афинским епископом. Затем, повинуясь вышней воле, возвещенной ему в откровении, он оставил на Афинской кафедре своего преемника Публия и пришел в Рим. И уже из Рима, по поручению римского епископа Климента, отправился с Рустиком и Елевферием просвещать светом Христовым Галлию.

Так святой Дионисий пришел в Париж и многих обратил от идолослужения к вере во Христа. Во время гонения на христиан, воздвигнутого императором Домицианом, святых Дионисия, Рустика и Елевферия схватили и предали на мучения.

Дионисия долго и жестоко били, клали на раскаленное железо, кидали на съедение зверям, требуя, чтобы он согласился принести жертвы языческим богам. Ни он, ни Рустик, ни Елевферий, которых тоже нещадно мучили, не повиновались, но чудесным образом оставаясь в живых, исповедовали Христа, Истинного Бога. Их осудили на усечение мечом.

Усекновение глав свв. Дионисия Ареопагита, Рустика и Елевферия И по смерти святого Дионисия Бог явил преславное чудо. Тело святого, будучи обезглавленным, по действию силы Божией, встало на ноги и, взявши в руки свою главу, прошло с нею около четырех километров до поселения, которое впоследствии стало носить имя Сен-Дени. Там, отдав главу одной благочестивой женщине по имени Катулла, из римской знати, оно пало на землю, указывая тем самым место, где должны быть погребены святые останки.

Многие из язычников, видя сие чудо, уверовали во Христа. Впоследствии, когда гонения на христиан прекратились, на месте захоронения святого Дионисия устроили церковь. При гробнице святого совершились во славу Божию многие чудеса.

Таково первое предание.

Второе предание возникло уже в XVII веке, но именно оно изложено в современных энциклопедиях и учебниках и считается историческим, а первое если и упоминается, то как легенда, как чистый вымысел. Выводы, которые может сделать современный читатель, познакомившись с существующими ныне справочными изданиями, будут носить, скорее всего, негативный характер, поскольку согласно второму преданию о жизни первого Парижского епископа ничего не известно, кроме того, что он был епископом во второй половине III века и мученически окончил свое служение.

Если мы согласимся с этим расхожим ныне воззрением, то не сможем с духовной точки зрения объяснить причины столь великого почитания святого Дионисия на Западе, и в частности, во Франции.

Он почитался королями – так, Людовик VI в 1120 году присвоил святому Дионисию титул “вождь и защитник монархии”.

Святые разных времен совершали паломничество в Сен-Дени, чтобы поклониться могиле первого Парижского епископа, – в их числе были святая Геновефа (V век), святой Елигий, епископ Нуайонский (VII век), преподобный Медерик (VIII век). Почитался святой Дионисий и такими благочестивыми личностями, как Бернард Клервосский (XII век), Жанна Д'Арк (XV век), и, конечно же, простым народом. Главное свидетельство этому – огромная базилика, построенная некогда в маленьком поселении, поскольку было необходимо, чтобы она вмещала многочисленных паломников.

Если принять, что нам ничего не известно о личности и событиях жизни первого епископа Парижского, то как будем вдохновляться, чтобы обратиться к святому Дионисию с молитвой? Второе, более позднее предание не дает нам также возможности объяснить, почему, начиная с IX века, западные богословы предпринимали поистине титанические усилия, для того, чтобы понять сложные мистические сочинения, приписываемые святому Дионисию Ареопагиту (со всей очевидностью можно сказать, что эти ученые вдохновлялись и подвигом его служения здесь, в Западной Европе, во Франции).

Но когда, засучив рукава, дерзнешь разобраться в доводах отрицателей парижской страницы биографии святого Дионисия Ареопагита, то обнаруживаешь, что их научная база очень слаба. Более того, их основные аргументы были опровергнуты скрупулезными исследованиями историков второй половины XIX – начала XX века.

Однако в современной западной агиографии и тем более в светской науке по-прежнему господствует взгляд о сравнительно поздней христианизации Галлии (Франции) – не ранее III века. И тому есть несколько причин. Главная состоит в том, что в современной Католической Церкви, в духе свойственной новому времени рационализации, произошла ревизия церковного Предания. Этот пересмотр был сделан, как утверждают ревизионисты, с учетом научных и исторических данных. И вот, например, одно из досадных с православной точки зрения следствий “ревизии”. Святитель Николай Мирликийский, великий наш Николай Чудотворец, был “понижен в ранге”: из вселенски чтимых святых он был переведен в разряд местночтимых. И в отношении даже такого прославленного святого нам фактически предлагается: хочешь – верь, а не хочешь – не верь. Святой великомученице Екатерине посчастливилось еще меньше: ее вообще вычеркнули из церковного календаря. Жития этих святых показались современным западным богословам слишком “легендарными” (синоним: наполненными вымыслами), и вдобавок “сочиненными” – появившимися слишком поздно, через несколько столетий после отшествия Святителя Николая и великомученицы Екатерины из мира.

Вторая причина заключается в том, что полемика относительно личности святого Дионисия возникла в обстановке критики “разумом” всего института Церкви, включая и сомнения в том, что составляет основы христианского вероучения. Чтобы легче было представить эту обстановку, скажем, что ее естественным продолжением и развитием явилась эпоха Просвещения, когда уже открыто начали издеваться, “без всякого разума” (безумно) над Церковью, Христом, Богом, над религиозными чувствами верующих, церковными таинствами и обрядами, провозгласив все это “обскурантизмом”, “мракобесием” и т. п.

И вплоть до сего дня западное общество вдохновляется скорее идеями “Просвещения”, нежели самим христианством. “Смены вех” и тем более “перестройки” светского сознания здесь пока не видно.

Имея все это в виду, мы можем понять и то, почему сегодня в Католической Церкви не возвышаются голоса о “реабилитации” святого Дионисия Парижского, и то, почему общественное и научное сознание скорее враждебно, нежели сочувственно относится ко всякой “реституции” Церкви – вопреки истине.

Необходимо поднять вопрос о возвращении первому Парижскому епископу его подлинного места в сонме святых как ученику Апостола Павла, свидетелю и участнику погребения Пресвятой Богородицы, а парижской Церкви ее апостольского достоинства.

Результат многовекового умалчивания об истинном достоинстве такого святого, как Парижский епископ Дионисий, налицо: в посвященном ему кафедральном соборе пусто – базилику посещают в лучшем случае из любопытства, но не из благочестия.

Должны ли православные христиане оставаться пленниками “выводов” западной исторической науки, которая противопоставляет себя традиции, а вместе с тем принижает Церковь и веру перед “рационалистическим разумом”?

Тем более мы не должны принимать за истину позицию умалчивания, которой придерживается ныне Католическая Церковь по отношению к своей собственной средневековой истории: в ней действительно много противоречий доводам рационалистического “разума”, но “тьмы” все-таки неизмеримо меньше, чем об этом трубили деятели эпохи “Просвещения”.

Предание о славном происхождении святого Дионисия Парижского было уже известно великим святым Православной Церкви. Они в своих сочинениях подтвердили подлинность древнего парижского предания о первом Парижском епископе.

Святой Мефодий, Патриарх Константинопольский, стал автором первого жития Дионисия Ареопагита на греческом языке, которое содержит повествование о его мученической кончине в Лютеции (ныне – Париже).

Священномученик Михаил Синкел, пострадавший от иконоборцев, был автором Панегирика святому Дионисию Ареопагиту: он преклонялся перед славной кончиной первого афинского епископа.

Преподобный Симеон Метафраст был замечательным автором “Житий святых”. Изучив источники, где говорится о жизни святого Дионисия Ареопагита, он также включил в его жизнеописание рассказ об апостольском служении Дионисия в галльской земле.

Святитель Димитрий Ростовский, церковный иерарх, был выдающимся автором самого полного собрания житий святых. Он уже был осведомлен о существующих на Западе сомнениях относительно того, что первым епископом Парижа был святой Дионисий Ареопагит, но тем не менее он в его житии рассказал о “западной странице” его жизни, а также поведал о чуде “кефалофории” (главоношения), которое вызвало столько толков и недоумений у исследователей и мыслителей нового времени.

После того как 19 октября 1997 года впервые за много лет в кафедральном соборе на улице Сен-Дени православным духовенством был совершен молебен, протоиерей Марк-Антоний познакомил присутствовавших во время богослужения французских паломников с основами учения Православной Церкви о святых мощах.

Святые останки являются, с одной стороны, знаком присутствия среди нас, в этом мире, наших Небесных покровителей. С другой стороны, пропитанные благодатью, полученной этими святыми за их прижизненные подвиги, их мощи сами становятся источником чудес, могучим средством помощи всем верующим в их духовной жизни.

Знакомство со славным житием святого Дионисия Парижского, с историей его почитания оказалось самым ярким впечатлением для паломников, посетивших в этот день базилику на улице Сен-Дени.

Большая часть православных, живущих на Западе, по происхождению либо русские, либо греки. Для тех из них, кто услышал в тот день о святом Дионисии, особенно утешительно было узнать, что основателем Церкви в Париже был выходец с Востока. А для православных парижан было радостным открытием то обстоятельство, что Небесным покровителем французской монархии, их государственности, был не кто иной, как... “ученик до третьего небесе достигшего апостола, прошедший сам небесныя врата духом, отче всемирный” святой Дионисий Ареопагит.

Имея рядом с собой незримых духовных союзников, будем молиться, братия и сестры, чтобы святой Дионисий по-прежнему не забывал Францию и ее народ, чтобы он простил нам наше нерадивое отношение к его святым мощам, наше забвение его памяти и его спасительных заветов.

Святый священномучениче Дионисие, моли Бога о нас!

 Диакон Николай Никишин